АвторСообщение
Alxin



Сообщение:22
Зарегистрирован:03.08.09
Репутация:0
ссылка на сообщение  Отправлено:14.11.11 13:35.Заголовок:История королевства Прусского


В позапрошлые выходные удалось таки собраться нашей «старой гвардией» и вспомнить о замечательной игре – Napoleonic Wars, в которой я изначально хотел примерить на себя роль Прусского короля Фердинанда Вильгельма 3. Выбор был не случаен - кроме настолок, мне очень близки варгеймы с миниатюрами, где, среди прочего, я собираю армию под наполеоновские войны – Русско-прусский контингент в 72 масштабе. Плюс хотел себе доказать, что в этой игре нет статистов, что даже изначальной нейтральной стране есть чем заняться, пока сильные мира сего бряцают оружием вокруг тебя.

Я очень долго думал с чего же начать свой отчет, а потом на глаза попалась статья о короле Фердинанде. Вот ей и решил начать.

Пруссия находилась тогда в трудном положении: казна опустела, промышленность и торговля пришли в упадок, армия была деморализована плохим содержанием. Народ радостно приветствовал начало нового царствования, и действительно, первые шаги Фридриха Вильгельма были удачны. Графине Лихтенау, фаворитке покойного короля, было приказано удалиться от двора, наиболее одиозные министры получили отставку. Король приостановил действие указа о вероисповедании, смягчил цензуру, объявил амнистию и ввел некоторую экономию во внутреннем управлении, тем более необходимую, что в финансовом ведомстве царил полный бардак. Он сам давал двору примеры порядка и точности и был первым прусским королем, который представил подданным отчет в своем поведении. В то же время Фридрих Вильгельм гнал все, что нарушало его покой: он был крайне подозрителен в отношении новых идей, преследовал тайные общества, сурово наказывал издателей и распространителей крамольных брошюр.
Малоопытный в дипломатии, он очень плохо понимал и оценивал международные события, часто терялся и не мог принять окончательное решение. Долгое время Пруссия держалась строгого нейтралитета по отношению к Наполеоновской Франции. Но в 1805 г. война разразилась у самых ее границ, и от этой выжидательной позиции пришлось отказаться.


Начало 1805 года выдалось урожайным на сенсации. Коалиция с замиранием сердца следила за событиями в Атлантике, где французы, выиграв пару локальных сражений, вышли в море убойным флотом и вытеснили оттуда Англичан, заронив первые крупицы сомнения в душу короля Пруссии, которого устраивало шаткое равновесие в Европе. Более того, Фердинанд даже начал планировать о тайной помощи коалиции, через шпионскую сеть на территории Франции. Тем не менее Англия сама оказалась в состоянии постоять за себя, собрав силы по крупицам и переломать хребет испано-французскому флоту и запереть его остатки в Бресте. На время король Фердинанд обрел покой, с тревогой наблюдая за разворачивающимися событиями.

А пока Россия была втянута в Персидскую войну, на которую отбыл 20 тысячный корпус во главе с графом Бенингсеном. Ходили упорные слухи, что в этой войне чувствовалась рука Наполеона, но так или иначе – он уже был врагом всей Европе. И первыми продемонстрировать свою агрессию к тирану решились австрийцы. Эрцгерцог Карл с 50 тысячным войском атаковал Милан, обороняемый Массеной и 40 тысячами итальянских резервистов. Массена уже давно обосновался в Италии, и для обороны заранее выбрал безымянную возвышенность, которую сам Наполеон в свое время одобрил – «Чертовски выгодная позиция!». Однако австрийский военачальник тоже был не прост и решил не штурмовать позиции в лоб, а использовать численное преимущество для охвата с флангов. Бой был кровавым, потери с обеих сторон превышали 20 тысяч человек, и прошедшие сутки не выявили победителя. Ночью, когда шум боя стих, маршал Массена решил вспомнить молодость и лично повести в бой своих солдат. Но удача в тот день отвернулась от героя войн Второй Коалиции – он был убит, а его солдаты разгромлены встречной атакой австрийских кирасир.

Тем временем на севере Европы, испанские дипломаты смогли извлечь полезные для Франции дивиденды от шпионской сети на территории Пруссии - спровоцировали националистические восстания в Ганновере. Повстанцы подняли флаг Англии над городом, и срочно собрав ополчение, отправили депешу на туманный Альбион с просьбой «Срочно нужна помощь!». Ответ Фридриха Вильгельма 3 не заставил себя долго ждать. Несмотря на небольшие неудачи Франции в военных кампаниях были отозваны все дипломаты из стран Коалиции, а Наполеону направлены заверения об искренней вере в добрососедские отношения.

Заручившись поддержкой нового союзника, Наполеон тут же развернул бурную деятельность – отправил маршала Лана штурмовать Лиц, а маршала Даву на освобождение Ганновера. Сами же прусаки готовились стать стальной многотысячной стеной на пути набирающего силы Кутузова, маячившего у стен незащищенной Варшавы. Если у Железного маршала, дела шли ни шатко, ни валко (Гановер был взят, но вот повстанцы умудрились улизнуть к морю в Ольденбург и там закрепиться), то у Лана одна неудача следовала за другой. Сначала дизентерия выкосила половину его атакующей армии, а затем эрцгерцог Фердинанд, использовав тактику массированной фланговой атаки, обратил противника в паническое бегство.

В ответ на такую агрессию русские войска вошли в Варшаву, не приняв у местной администрации ключей от города, давая понять, что они всего лишь наблюдатели. Император Александр, тем временем писал королю Фердинанд, о своих искренних и миролюбивых намерениях «… и ежели Вам, Ваше Величество, вдруг почувствует в своей душе что-то такое, мешающее жить, то это Ваша совесть. Мы советуем вам, Ваше Величество сказать ей твердое Nein! Взятие Ганновера – всего лишь недоразумение и повод втянуть Вас в эту свару. Будьте разумны – держитесь договора лишь на бумаге!». На что в ответ лишь получил известие от князя Багратиона, расположившегося в Вильне, о том, что Рига взята прусским корпусом, а от австрийцев пришло сообщение о взятии Кракова.

В результате Кутузов получил карт-бланш на операцию против Пруссии, а Наполеон тем временем внезапно объявился в Италии, стремясь закрыть брешь в обороне, образовавшуюся после поражения Массены. Ланн еще раз предпринимал попытку взять непокорный Линц, но эрцгерцог Фердинанд удерживал свои позиции словно лев!

Как итог к концу 1806 года Франция почти полностью лишилась флота, но приобрела верного, хотя не очень сильного союзника в лице Пруссии. Коалиция же не могла похвастать особыми достижениями – англичане зализывали раны после морской кампании, попутно решая проблемы в развязавшейся не так давно Англо-турецкой войне и внезапным приобретением Ольденбурга, русские приготовились вцепиться в Пруссию, а Австрия замерла в ожидании быстрой русско-прусской кампании, в надежде до ее окончания обеспечить сохранность своих границ.

Начало 1807 года запомнилось миру относительным спокойствием. Стоит лишь отметить очередную заморскую войну Англии, на этот раз с Америкой, и крестьянское восстание 2 Мая в Испании, в результате которого она вышла из союза с Францией. На фронтах все было относительно спокойно, за исключением того факта, что Англия добилась полного морского контроля, что позволило безопасно высадить небольшую армию в Ольденбурге в помощь прусским националистам с генералом Муром . Прусская 70 тысячная армия во главе с Блюхером расположилась в Бреслау, а Кутузов с 50 тысячами в Торне. Прибывший в Милан Наполеон тем временем копил силы для удара по Австрии.

Европа замерла в ожидании бури…

И вновь хрупкий мир был нарушен Коалицией. Союзники одновременно и спланировано нанесли несколько равноценных ударов – генерал Мур отбил Ганновер и взял Роттердам, вынудив французский флот выйти в море и принять бой с флотилией англичан. (Это был последний бой Франции на море, после него Наполеон полностью отказался от идеи морского господства.) Второй точкой удара была зачистка русских тылов – Рига и Краков были взяты, а прусские корпуса уничтожены, хотя справедливости ради стоит упомянуть, что рижский корпус выдержал два штурма неприятеля и смог ненадолго задержать войска, идущие на соединение с Кутузовым.

Рискуя своими тылами, но будучи верными своему союзнику – король Фердинанд отправил Блюхера с его войском на Кутузова, стараясь разобраться с противником до его объединения с подмогой, которую вел Багратион из освобожденной Риги. Известие о победе под Торном мигом облетело всю Пруссию, сгладив даже тот факт, что сам Кутузов со ставкой улизнул в Варшаву, а победа в итоге обернулась ничем. Багратион и эрцгерцорг Фердинанд привели свои войска в Варшаву, и теперь под знаменами Кутузова оказалась армия еще большая, чем в начале года, а вот прусаки то понесли потери.

Наполеон же, оставив в Италии солидный пограничный заслон, выдвинулся в Пруссию, приняв на себя командование малыми силами, что стояли у границ Пруссии. Тушить «прусский пожар» ему выдвинулся помогать маршал Сульт, оставив Париж без защиты. Вдвоем они достаточно успешно разбили сопротивление Мура и отбили почти все захваченные им территории, кроме Ганновера и Ольденбурга, поскольку Сульт был явно не в себе и выполнить поставленную задачу столь малыми силами оказался неспособен.

Так незаметно прошел еще один год, и мир был вновь на грани подписания мира, но тут вмешались австрийские дипломаты и переговоры по этому вопросу были свернуты.

1 января 1809 года король Фердинанд встретил в Берлине. Голод еще не докатился до столицы, но уже ощутимо сказывался на снабжении войск и их боеспособности. Потеря Ганновера и Варшавы, а с ними и вновь обретенных Риги и Кракова обрушили планы Пруссии о стабильности в финансовой сфере. Король начинал нервничать все больше и больше. Ресурсов на войну почти не оставалось, как и надежд.

Французы же начали год с триумфального взятия Неаполя. В этот раз отличился маршал Даву. Но об этом почти никто и не вспомнил во Франции – все слои населения обуял ужас от известия – Генерал Хилл высадился в Вендее, на западе Франции. Тщетно специалисты по пропаганде пытались перебить это известие победными реляциями о столь далеких событиях. Париж пуст, Даву в Италии, Ланн в Австрии, Сульт и Наполеон в Пруссии – «Кто остановит Льва?», писали парижские газеты.

А тут еще и австрийцы подлили масла в огонь – сыграв на чувствах простых граждан совершили переворот в Марселе, и по сути к концу года Франция почти полностью перешла под контроль Коалиции - многие ключевые города были взяты англичанами или австрийцами, а силы, которая могла бы предотвратить все это не было.

Наполеон, лично побывав в Берлине, встретился с Фердинандом, где заверил своего союзника о мелочности происходящего, о том, что все еще вернется на пути своя. Но, что более важно, было принято решение окончательно покончить с русско-австрийским контингентом в Варшаве. Наполеон взял Краков, присоединив себе часть набора Ландвера, а Блюхер занял Торн, взяв в клещи армию Кутузова в Варшаве.

Но и Коалиция не дремала. Как я уже говорил, генерал Хил смог развить свои успехи на материке, он и австрийский корпус ураганом прошлись по территории Франции и разделили ее на лоскуты – сферы влияния. Так же Англичане сдав таки Сульту Ганновер, смогли убедить правительство Швеции перейти на сторону Коалиции, и теперь тылы Пруссии оказались как никогда под ударом – полностью подконтрольное коалиции море (возможность русского морского десанта), немалая шведская армия угрожающая Померании и Берлину.

И тут чувствуя потерю инициативы, Фердинанд допускает очередную ошибку – дает приказ Блюхеру, атаковать соизмеримые войска Кутузова в Варшаве. И… И Кутузов просто уклонился от сражении, отступив в Люблин – ведь совсем немного не успели подойти свеженабранные войска из Матушки России.

Ожидая атак со стороны прусской армии, Кутузов все же рискнул на объединение с новобранцами в Гродно, и был перехвачен на подступах к нему. Это был черный день в истории Прусского королевства. Армия просто перестала существовать – деморализованные дизентерией в своих рядах, связанные с плачевным снабжением солдаты были не в состоянии вести бой. Блюхер это понимал, но приказ есть приказ. Страна, потерявшая своих сынов, погрузилась в мрачную меланхолию. Окончательно короля добило известие о том, что Париж пал – был взят генералом Муром, тем самым назойливым генералом, который с 10-20 тысячами солдат наводил ужас глубоко в тылу Франции и Пруссии.

Наполеону некогда было утешать союзника – пора было спасать ситуацию. Бросив бессмысленное стояние на границе с Австрией маршал Ланн, получив последнее предупреждение о том, что если не реабилитируется, то будет просто повешен, выдвинулся к Парижу и смог таки выбить оттуда Мура с его пиратской шайкой со второй попытки, ценой неимоверных потерь.

Кутузов, получив благословление государя, маршем выдвинулся в Берлин, полностью проигнорировавпопытки перехватить его армию. Берлин пал, а мрачный, словно туча король со свитой укрылся в Померании, которая к тому моменту выдержала уже два шведских штурма и выглядела единственным стабильным и спокойным местом.

Под закат 1810 года Наполеон таки выбрался из Кракова и, отрезанный от Франции с остатками старой гвардии укрылся в Померании ставшей символом Возрождения. Историки спорят – стало ли это причиной того, что Фердинанд отказался подписывать мирный договор, при этом, почти не имея страны – лишь Померания и некогда мятежный Ганновер числились среди «верных короне». Так или иначе, но Фердинанд был непреклонен на переговорах: «… на том стоит, и будет стоять земля Прусская – на вере, верности и чести!»

Если бы это был художественный роман, сейчас бы можно было бы ожидать – душевного народного подъема, тысяч партизан, и враг был бы повержен, и даже это было возможно – Наполеон убеждал Фердинанда, что не надо отчаиваться, что все еще впереди , что Ланн вот вот поймает Мура и этот безымянный австрийский корпус, а Сульт буквально вот уже в Ганновере и скоро откроет второй фронт. Но… история, как известно не терпит сослагательного наклонения. В январе 1811 года, продавленный мольбами своей жены и министра внешних отношений, который явно симпатизировал коалиционным силам – подписал унизительный мир с войсками коалиции. По договору России отходила Варшава, Ольденбург, Мюнстер и Кенингсберг.

До 1812 года Пруссия практически не существовала на политической арене – решая свои мелкие проблемы – восстановление порядка в стране.

Французы же, еще более ослабленные поражением своего единственного союзника вертелись, как на раскаленной сковородке и порой даже казалось, что у них получится – ведь формально Кутузов со своим войском вернулся в Россию, и теперь Франции он был не помеха – австрийских войск было очень мало, и считать их серьезным соперником Наполеон не желал. Серьезной проблемой были англичане – окончательно распоясавшиеся на материке и за его пределами. Французские дипломаты смогли на последние деньги проспонсировать восстание в Ирландии, отправить англичан еще в одну заморскую войну, но и это не помешало генералу Муру высадиться опять во Франции (пока Наполеон освобождал занятые Австрией города) и во второй раз взять Париж.

Измученная войной Европа на саммите приняла решение, что это должно положить конец войне. Наполеон был арестован и отправлен в ссылку.


ЗЫ: А по очкам победила: Австрия!

Спасибо: 0 
Профиль Ответить
Ответов -1 [только новые]


Andreas



Сообщение:2168
Зарегистрирован:30.05.09
Откуда:Россия,Москва
Репутация:2
ссылка на сообщение  Отправлено:14.11.11 19:32.Заголовок:Эпически. :sm52: ..


Эпически.

Я не думаю, что миссис Тэтчер поблагодарила бы меня, если бы я перезарядил аппараты и уничтожил два остальных корабля. Спасибо: 0 
Профиль Ответить
Тему читают:
-участник сейчас на форуме
-участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 16
Права: смайлыда,картинкида,шрифтыда,голосованиянет
аватарыда,автозамена ссылоквкл,премодерацияоткл,правканет




Battles-Magazine-13 Cесил Скотт Форестер и другие... неопубликованные переводы... неизвестные книги...